Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
17:11 

Салки

Тедди-Ло
Мать Тереза совершает смертный грех в чистилище(с)
Писано на соавторскую дуэль

- Да что б ему пусто было! – процедила сквозь зубы Пророчица Клара, стискивая мундштук вишнёвой трубки. Старый господин Карл снова оставил открытой заднюю дверь, и пронырливые гуси уже важно расхаживали по всему дому в поисках съестного.
– Трухлявый пень! – возмущалась Клара, энергично разгоняя птиц метлой. – Памяти, как у устрицы, а гонору-то! Все фасонить пытается, перечник старый.
Её сосед, снимавший вторую половину дома – господин Карл, любил приодеться. Каждое утро он расчесывал и подстригал бороду, полировал штиблеты и до свиста утюжил стрелки на старомодных брюках. Клара за это время успевала не только подняться и привести себя в порядок, но и позавтракать, а господин Карл ещё вертелся перед зеркалом, цепляя цветок в петлицу пиджака. Из дому он выходил намного позже Клары, помахивая щеголеватой тросточкой. И не удосуживаясь запереть за собой дверь.
Выдворив непрошеных гостей, Клара оценила ущерб: гуси густо загадили пол в коридоре и ковёр в гостиной. Рассудив, что пару часов работа может подождать, она принялась за уборку.
Профессия у Клары была необычной: провидица помогала людям вспомнить близких - тех близких, которые потерялись в прошлых жизнях. В каждом городе находились те, кто нуждался в её услугах. Но как только поток желающих истончался, Клара снималась с места и переезжала:
«Еще дня два… или три, - мстительно размышляла она, стирая со стола птичий помет, - и господин Карл будет мыть это сам».
***
С уборкой Клара провозилась дольше, чем рассчитывала, но возвращалась в лавку все равно медленно. Полуденная жара разогнала прохожих по прохладным гостиным, и улицы были безлюдны. Иногда Клару посещали мысли, что и жизнь её так же пуста, и бесконечная перемена места всего лишь попытка найти кого-то, кого она никогда не знала, но никогда не забывала по-настоящему.
К её удивлению, у порога лавки ожидал клиент. Да не просто клиент, а господин Карл, собственной персоной. На секунду Кларе показалось, что это не он, а другой, давно знакомый ей человек. Но господин Карл остался господином Карлом:
- Где вы ходите? – поинтересовался он, нетерпеливо вертя трость в костлявых пальцах . - Я вынужден ждать на этом солнце почти семь минут!
На это Клара только фыркнула, наваждение исчезло. Она достала из сумки ключ и завозилась с замком. Карл секунду помолчал, потом спросил со странной интонацией:
- Вам пришлось пасти гусей?
- Ваших любимых, – не удержалась Клара от ехидства.
- Ну и память, - тихо пробормотал Карл и добавил громче: - Я потерял кое-что ценное и хотел бы найти. Вы поможете?
Клара отперла замок и распахнула дверь :
– Вещь, человека, душу? – осведомилась она, пропуская гостя. Её взгляд невольно остановился на цветке шиповника в петлице старика. И снова что-то смутно шевельнулось в её памяти.
Карл прошел внутрь крошечного помещения и уселся на стул для посетителей:
- Когда-то давно, – заговорил он, – я жил в горах Ирландии и влюбился в прехорошенькую девушку, которая жила по соседству и пасла гусей. На мои чувства она ответила взаимностью, и перед солнцем и луной мы дали клятву, что будем ждать друг друга по ту сторону.
Карл выжидательно смотрел на Клару: провидица заняла место за конторкой и внимательно слушала. Он кашлянул и продолжил:
- Я вырезал для возлюбленной оберег из вишни, подарил ей и… гм, умер. В следующем воплощении я оказался бедной служанкой, а моя пастушка - богатым дворянином. И хотя дворянин подарил служанке цветок белого шиповника, грешно было портить его выгодный брак.
Карл снова замолчал и искоса глянул на Клару. Та рассеянно достала и принялась набивать свою вишневую трубку. Карл усмехнулся и продолжил:
- В третий раз я родился намного позже, и я подозреваю, она избегала меня. Наверное, не хотела, чтобы я видел её немощной старухой. Во всяком случае, она заявила, что не будет иметь дела с безбородым юнцом. Ну, а в этот раз я прожил свою жизнь почти до конца и уже начинаю беспокоиться - ведь мы так и не встретились.
Он развернулся и взглянул прямо. Встретившись с ним взглядом, Клара почувствовала, как начинают пылать щеки.
Гуси! Шиповник! Оберег из вишни! И даже эта проклятая борода!
- Так, это... ты?
- Я все думал, вспомнишь или нет, - проворчал Карл, пряча улыбку. - Вернее, когда ты уже вспомнишь!
Краска залила лицо Клары: вот вам и прорицательница!
- Сперва я не хотел показываться на глаза, – признался Карл, – такой старик.
Он покачал головой и чуть пожал плечами:
- Но ты собралась уезжать, и тут я подумал - ну и что с того, что мы в этот раз не сможем быть вместе? И я решился сказать, что ты не одна и у тебя есть… друг.
– Ты узнал меня по вишнёвой трубке? – спросила Клара, не поднимая взгляд.
- Нет, - ответил Карл, глаза его смеялись. - Пророческого дара я лишён, но есть другой: всегда, в каждой жизни, в любом обличье видеть тебя.
Он вдруг и сам потупился и отвернулся, рассматривая начищенные мысы своих штиблет. В лавке стало тихо.
- Карл...
Он поднял голову.
- Я не хочу, чтобы ты был моим другом - сказала она, и тут же увидела, как потухли его глаза.
– Будь моим мужем!
Карл выронил тросточку, и она звонко ударилась о пол.
- Вообще-то, это я должен был тебе сказать, - проворчал он.
- Вообще-то, - передразнила его Клара, - должен. Жизни три назад! И нечего было вертеться передо мной два месяца кряду! Знаешь, как это непросто - делать предложение?
- Не поверишь, но я так и не сделал… ни одного.
- Тогда у тебя есть шанс! Кольцо, букет и отглаженный смокинг. И да, вот этот кошмар, - она указала на бороду Карла, - не нужно понимать слова девушек так буквально! Чтобы к завтрашнему утру, ты был безбородым, пусть и не юнцом. В девять! Не опаздывай!
- Да! - Карл поднялся.
- Что да? - насторожилась Клара.
- Я буду твоим мужем.
- Кольцо, цветы, смокинг - погрозила ему пальцем Клара. - И больше никаких отговорок! (с) PlushBear и я.

@темы: Проза

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

В гостях у Музы: поэзия и проза

главная