У Левиафана человечьи глаза и потертые узоры рыбьей чешуи. Левиафан еще не решил, кто он. Иногда, отыскивая в лазоревых глубинах бескрайнего Океана очередную потерянную душу, он думает, что было бы неплохо иметь руки-спички и забавные водоросли на голове. Левиафан отвозит потерянных к Черепахе.

«Почему ты несешь их на себе», — спрашивает Небесный Кит Черепаху, глядя на трех слонов и диск земной тверди на ее спине.
«Океан знает», — шепчет Черепаха. — «Небо знает, и ты знаешь. Слышишь, они говорят дыханием звезд и ветра».

Бог Яма никогда не просил своего спутника ни о чем подобном, но почему-то, ощущая на своей спине невеликую тяжесть трепещущей человеческой души, упавшей с края Ойкумены в Океан, Левиафану кажется правильным отнести это хрупкое создание обратно домой, на изумрудно-зеленый диск.
Каждое существо во вселенной умеет отличать добро от зла.

@темы: Проза