Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
08:14 

Конкурс миниатюр "Солянка"

all those beautiful people - I want to have them, I want to have them all
Итак, прием работ на конкурс завершен, время начинать голосование.

Правила проведения голосования:
-нельзя голосовать за себя (ники участников не показаны, но админ следит за вами);
-можно где-либо рекламировать конкурс, но нельзя при этом говорить, какое из произведений Ваше (вариант "вот тут проходит конкурс, я тоже участвую!" - правильный, вариант "вот тут проходит конкурс, я тоже участвую, под №333" - неправильный);
-участникам на время проведения голосования желательно открыть дневники для пользователя Леди Лайя и не писать закрытых
записей
(не потому, что мне так уж интересна Ваша личная жизнь. Для того только, чтоб Вы где-нибудь тайком не агитировали голосовать за себя (такие случаи были). Это просто мера предосторожности, не принимайте на свой счет);
-голосовать можно только один раз (даже если у вас мильён логинов);
-голосовать можно за любое количество участников (но желательно, не за всех сразу, ибо смысла нет);
-конструктивная критика в комментариях разрешена (и даже приветствуется);
-все участники, которые сочтут полученную критику недостаточной, после окончания конкурса смогут снова выложить свою работу в сообществе и получить критику на общих правах;
-все вопросы относительно конкурса - на u-mail пользователя Леди Лайя;
-голосование заканчивается 03.08.09.

А началось все с дивана. Легла я поздно, так как муж уехал в очередную командировку, а одна я спать не люблю, вот и ворочаюсь, наживая ранние морщины от недостатка сна. Так вот, о диване. Когда я, выключив будильник, лениво пошлепала в ванную, ничего подозрительного я не заметила. Но выйдя из ванной, я увидела диван. Вернее, его отсутствие. Впав в ступор, секунд десять таращилась на место, на котором он стоял еще вчера. Меня обокрали! Эта здравая мысль дала мне необходимый пинок, и я забегала, как взбесившийся таракан, пытаясь определить, что еще пропало. Но все вещи были на месте, начиная с денег и заканчивая нашей свадебной фотографией на столике.
- Ничего не понимаю - констатировала я, без сил опускаясь в кресло. Замок не взломан, дверь закрыта, как смогли вынести диван без единого звука? И зачем он кому-то нужен? Диван старый, узкий, потертый. Странно.
Всю следующую ночь я тряслась, положив рядом с собой телефон, а утром сразу же пошла осматривать свои владения. Диван стоял на месте. Я протерла глаза. ДИВАН СТОЯЛ НА МЕСТЕ! Может, я сошла с ума? Судорожно схватив телефон, я начала набирать номер, нет, не больницы, а Светки с девятнадцатой квартиры, своей лучшей подруги.
- Свет, я свихнулась! – голос мой дрожал, и был способен разжалобить любого. Любого, только не Светлану.
- Я это давно знаю. Рассказывай.
Железная леди, слона на скаку остановит, и хобот ему оторвет. Зато решает любые проблемы. Повезло мне с подругой. Я, срываясь на истерические нотки, поведала историю исчезновения, и последующего таинственного возвращения дивана.
- Это розыгрыш? – мрачно поинтересовалась она, но, услышав мои жалобные всхлипы, смилостивилась.- Ладно, вечером буду.
Мы с комфортом устроились в кресле, лениво потягивая вино из чашек. Я расслабилась и, кажется, задремала.
- Марин, - Светлана говорила шепотом, но я сразу проснулась. Подруга кивнула на место, на котором раньше стоял диван.
Диван пропал, зато на его месте появился светящийся шар, из которого выходили существа, похожие на эльфов. Я издала какой-то писк, тут же зажав себе рот рукой. Но один из пришельцев насторожился.
- А что здесь делают аборигены?
- Недоработка, бригадир, карта почему-то не показала наличие местных.
- Тогда будем действовать по инструкции – вздохнуло существо, и, гипнотизируя нас своими глазами-плошками, подошло к нам. Помолчав немного, недовольно буркнуло:
- Желайте, я жду!
-Чего желать? – выдавила из себя Светлана.
– Разве вам не ведомо, что если кто увидит переход Хранителей времени, то может пожелать что угодно. Желайте, у вас есть минута. А потом стираю память.
Угроза подействовала. Мы начали судорожно думать.
- Хочу тоже путешествовать во времени – выдала Светлана.
Хранитель хмыкнул.
- Ладно, обещал, придется исполнять. Вот – протянул он ей лист бумаги – Заклинание. А ты? – повернулся он ко мне.
Мысли у меня путались, и я выдавила:
-Диван…верните.
Существо нахмурилось.
- А, это мы сворачивали пространство и случайно прихватили. Хорошо, исполняю – он хлопнул в ладоши, а я упала в обморок.
Проснулась я уже утром. Рядом в кресле дрыхла Светка, диван стоял на месте.
- Просыпайся, мне такой сон приснился!
Светлана потянулась.
- Ты даже уснула после встречи с Хранителями? А я только полчаса как задремала.
Смотреть на мою физиономию, думаю, было забавно. Это что, не сон?
- Ну, конечно, не сон. Смотри, вот заклинание. Куда отправимся?
Я с изумлением смотрела на Светку, а в голове настойчиво билась мысль: ДИВАН! У тебя была возможность пожелать что угодно, а ты зачем-то пожелала СТАРЫЙ ДИВАН! Идиотка!
- Ладно, не расстраивайся – подруга, как всегда, видела меня насквозь. Кстати, не хочешь смотаться на концерт Элвиса Пресли?
Я закрыла рот и пошла собираться. Действительно, почему бы и не смотаться?

***

Это случилось где то "еще вчера", хотя и могло случиться ближе к "уже сегодня"... Он сидел в кресле и перечитывал свою любимую книгу, щелкнув и зашелестев шестеренками, старые напольные часы пробили семь раз.
-- Девятнадцать часов – Сообщил более поздний и совершенный аппарат, как и его старший собрат, созданный, как думалось хозяину, «для учета часов скуки».
-- Спасибо -, ответил мужчина, обращаясь к «чуду электроники»
Книга читалась как всегда легко и как всегда интересно, но вдруг, сквозь тишину, рано начинавшейся зимней ночи, ему послышались тихие, манящие звуки. Узкая полоса лунного света, падающая сквозь не плотно задернутые шторы, осветила зеркало, и гладь его распахнулась под давлением волшебного сияния.
Он обернулся, пытаясь понять, откуда доноситься музыка… Языки пламени плясали в камине, освещая теплым оранжевым светом комнату, взгляд человека медленно скользил, выхватывая из тьмы, наиболее освященные детали: фотография его жены с детьми, старая карта Англии на пожелтевшей бумаге, заботливо укутанная в стекло и красное дерево, морщины хмурящегося графа, на картине семнадцатого века, шар сломавшегося, и теперь скрипевшего при вращении глобуса. И вот взгляд пал на коридор, уходящий вдаль от рамы старого зеркала и скупо освещенный коптящими толстыми свечами.
Мужчина поднялся, отложил книгу и медленно, крадучись, подошел к раме, провел по ней рукой, и проверяя себя попробовал на прочность воздух по ту сторону. Улыбнувшись, человек переступил через нижний край рамы и весело зашагал по таинственной дороге ведущей в неизвестность, спустя несколько мгновений он уже скрылся за поворотом коридора, а полную луну волшебной ночи скрыли облака, рябь пробежала по поверхности зеркала и разгладила отражение, на последок легким сквозняком выбросив влажный воздух подземелья в комнату. Человек исчез, переступив опасную грань зеркального мира, и оставив комнату на попечении дрожащих теней и тишины. Ветер засвистел в трубе и огонь вспыхнул ярче, осветив книгу, «Бойтесь зеркал, кто знает, что скрывают они за своей безупречно гладкой, серебряной маской» гласила надпись в начале страницы, а эльф изображенный ниже, на картинке, смотрел как по коридору, уходящему вглубь потрескавшейся рамы огромного зеркала, убегал таракан.

***

В соседней квартире было весело. Судя, по звукам, оттуда доносящимся.
Прислушиваясь к чужому веселью, я лежал на узкой кушетке и и тупо смотрел в потолок. Там - пьют шампанское, закусывают красной икрой, целуют красивых Женщин. Тут - мечта о бутылке, нет, хотя бы капельке, водяры; нечистые трусы, еще вчера забытые Клавкой, да голодные черные тараканы.
За стеной (убил бы урода, возводишвшего этот картон) тяжело забухала следующая плясовая, звонко засмеялись бабы. Скрипнув от бессилия зубами, я повернулся на другой бок, стараясь слушать не буржуйскую веселуху, а скрип раскладушки, неудобной и старой, доставшейся еще от мамы.
Мама.
Я машинально бросил взгляд на старую фотографию, приставленную к стене. Мама, такая молодая, взирала на своего сына с болью и состраданием.
Мама.
Сколько морщин появилось на твоем лице из-за меня? Сколько ты пролила слез, сколько в твоей жизни было бессонных ночей? Ты пыталась вырастить из меня человека... Прости, мама, уж так легла моя карта. Я сам виноват в том, что никому на земном шаре нет сейчас до меня дела. Разве что, тараканам. Помрут без меня, сердешные, с голодухи-то...
Я закрыл глаза. Мне, вдруг, нестерпимо захотелось сдохнуть, и, после смерти, стать маленьким эльфом. Эльфом, не дающим делать роковых ошибок, таких, как у меня. И мир стал бы лучше - все бы пили только шампанское, были бы только Женщины, а не клавки-забери-плавки; мамы бы не плакали, а тараканы не дохли.
Перед глазами встал огромный прусак, важно шевельнувший длинющим усами и сказавший густым басом:
- Плохой из тебя эльф, никудышный. Ничего ты не можешь, ничему не учишься. Неудачни-и-и-и-ик...
Последнее слово он произнес тонко, как евнух.
- И-и-и-и-и-ик... - визгливо протянул Таракан. Нет, Тараканище. Вон какие усы.
- И-и-и-и-ик... Праздни-и-и-ик...
Тараканище изчез, а я, наконец, понял, что это выли соседи, подпевая очередному хиту трансвитиеватой звезды. Под-донки, сделайте потише...
Я сел. В глазах все плыло. Я попытался сфокс... сфокрус... сфокусировать взгляд. Эх, сейчас бы хотя бы капельку сладенького технарчика - девятнадцать рублей пузырек - мне сразу полегче стало.
- Не стало бы. - пропищало прямо над ухом. - Не мечтай.
- Эльф?.. - я честно попытался повернуть раскалывающуюся голову.
- Да.
Воспаленное сознание уже ничем нельзя было удивить. Пусть будет эльф, какая разница?
- Ты принес мне опохмелиться?
Эльф захихикал:
- Размечтался. Тебе и жить-то осталось только до следующей бутылки. Одно из двух - либо печень окончательно переекнет, либо Васька, друган твой, тебя прирежет. Сам понимаешь, пьяная поножовщина и все такое...
Я, покачиваясь, поплелся на кухню - попить воды и поздороваться с тараканами. Эльф влажно дышал мне в ухо, визжали за стеной соседи-свиньи, а я думал о том, что после смерти обязательно стану царем прусаков. Обязательно, мама.

***

Это было вчера, помнишь? Во времена безмятежности, когда каждую осень изумрудные листья покрывались золотом и, медленно падая на землю, исполняли волшебный танец. Тогда мы встретились, мой милый эльф, моя чудесная марионетка.
Сразила ли тебя красота моя? Очаровали ли тебя звуки песни моей? Ах, прости, это – глупости, это было так давно, что и помнить не стоит.

Красота твоя увяла, и старческие морщины испестрили нежную кожу лица твоего, моя виконтесса, моя повелительница. Ты скинула маску и явила свое настоящее лицо. Ты – хитрая и коварная. Ты – тщеславная и жестокая. И приказ твой – для меня закон. И его исполню я. Видишь, уже оседлан боевой таракан, и теперь мы стремительно мчимся по унылому осеннему лесу.
Подъехав к замку герцога Портузийского, я оставляю верного «коня» на опушке, а сам иду по узкой тропинке через поле высокой серебристой травы. Знаешь, герцог, страшно разъяренный, обладал недюжинной силой! Я думал, что погибну в этом неравном бою. Погибну во имя моей виконтессы. Но неожиданно герцог упал. Биение сердца его прекратилось прежде, чем окровавленная голова коснулась пола.
«Как я вовремя».
Она вышла из-за портьеры. Я много раз видел её на фотографиях, гравюрах, фресках и масляных портретах и потому узнал графиню Роуз сразу. Изящная кукла с алебастрово-белой кожей и длинным кошачьим хвостом, покрытым черными пятнами.
Я был безмерно ей благодарен, мне хотелось спросить: «Почему?» Но я лишь изящно поклонился, вложил шпагу в ножны и покинул замок. А графиня осталась наедине с остывавшим телом герцога. Наверное, она долго силилась вытащить глубоко вошедший кинжал, фамильный кинжал.

И я снова у тебя, моя дорогая виконтесса. Приказывай: я всё исполню.
Ты показываешь мне карту королевств и говоришь о войне, а я клянусь уничтожить всех твоих врагов и положить у ног твоих все земные и небесные богатства.

Бал 19 числа последнего месяца в году. Бал, на котором ты объявишь, что война теперь неминуема. Зал сияет, гости танцуют, пьют и веселятся, а ты сидишь в позолоченном кресле-шаре и наблюдаешь. Моя зоркая. Моя несравненная.
«Меранор», - раздается нежный голос у самого моего уха. Я вздрагиваю. Медленно поворачиваюсь, и передо мной стоит прекраснейшая из женщин, женщина-ирбис, белая-пребелая с кошачьим хвостом, игриво двигающимся в такт музыке.
«Вы погибли. Вас убьют на войне либо враги, либо по приказу виконтессы. Переходите на нашу сторону…»
Но я не даю ей договорить. Одно неуловимое движение. Тонкий стилет пронзает корсаж, корсет и белую кожу, тут же выскакивает обратно и исчезает в складках моего плаща.
«Без обид, графиня. Приказ виконтессы».

Кончилось вчера, прошло сегодня, завтра будет война. Война, кровавая и беспощадная. За власть и золото.
Мой бедный Меранор, ты становишься слабым и немощным. Знаю, близится кончина твоя.
Моя собачка на поводке, ты слеп, ты слишком предан. Понимаешь, ты мне надоел. Мне нужен кто-то хитрее, проницательнее… Словом, прости, но тебе лучше погибнуть на войне. Это приказ, любовь моя.
И лишь безмолвие. И лишь беспрекословное подчинение в глазах старого эльфа.

***

- Это было вчера! - дрожащим мелодраматичным голосом прошептал я. Доктор успокаивающе кивнул и пододвинул ко мне поближе стаканчик с валерьянкой.
- Ровно в 19.00... - я уронил голову на руки. Плечи мои тряслись в беззвучных рыданиях, а чубчик выражал мировую скорбь.
- Голубчик, успокойтесь. - ласково, хотя и слегка раздражительно, похлопал меня по руке доктор. - Вы издаете такие звуки, что у меня все остальные пациенты поразбегаются.
- Это все морщины, доктор. - я поднял на него печальный взгляд. - Они шевелятся и не дают мне спать спокойно.
- Вы давайте подробнее про вчера. - кашлянул мой собеседник, на всякий случай отодвинувшись.
- Вчера... - я снова задрожал. - Вечером я мирно лежал на своей узкой кровати и разговаривал с тараканами. Но внезапно один из них стал читать мне стихи! Представляете?!
- Да ну? - неопределенно откликнулся доктор.
- Да-да! Таракан - и стихи! Нонсенс! Это как эльф с воздушным шариком! - я сглотнул. - Я, конечно же, спросил его, что случилось. Дело в том, что это был мой любимый таракан. - я достал белый платочек с вышитой игральной картой и высморкался. Доктор невольно вздрогнул: в прошлый раз я попытался проделать это с его рукавом.
Тем временем я продолжал:
- И тут... тут этот золотистый зверек мне шепчет: "Посмотри в зеркало!" Я не могу ему противиться - подошел и посмотрел... - голова моя безвольно поникла, выражая страдание.
- И что вы там увидели? - подтолкнул меня доктор.
- Себя. - пожал я плечами. - Только вместо головы был бильярдный шар. Но это пустяки, доктор! Дело в том, что я вообще не отражаюсь в зеркалах! И на фотографиях не получаюсь! А тут такое... И к тому же никак не могу понять, где тараканы могли выучить поэзию. Это же трагедия! Доктор, вы прониклись? Помогите мне!
Доктор налил себе валерьянки и, тяжело вздохнув, выпил. Предыдущий пациент настойчиво требовал помирить его с жирафиком, живущим в лукошке, потому что переживал из-за их ссоры.
"Ужасный день." - мрачно подумал доктор и, помедлив секунду, залпом осушил весь пузырек с валерьянкой.
запись создана: 27.07.2009 в 06:27

Вопрос: Лучшие -
1. №1  14  (35%)
2. №2  7  (17.5%)
3. №3  6  (15%)
4. №4  4  (10%)
5. №5  9  (22.5%)
Всего: 40
Всего проголосовало: 27

@темы: Конкурсы

Комментарии
2009-07-27 в 13:16 

Первое напомнило "Понедельник начинается в субботу")))
Голосую за первое, второе, и пятое.

2009-07-27 в 15:24 

возможно
2-я и 5-я понравились.

2009-07-28 в 12:14 

Неадекватный Полуэльф
Провожая закат, мы живем ожиданием восхода, и, влюбленные в море, живем ожиданием земли.
Пятое понравилось :)

2009-07-28 в 12:25 

Чудо_
Вот, скажем, кто-то кому-то заехал в лоб кулаком. Это может быть оскорбление. Это может быть предательство. Это может быть подвиг. Меняются обстоятельства, меняется с ними и смысл. М.Семенова
А я за третье голосовала))

2009-07-28 в 17:38 

all those beautiful people - I want to have them, I want to have them all
К слову, второе - единственное произведение, которое содержит дикое количество грамматических и пунктуационных ошибок -_-

2009-07-29 в 11:31 

Testament Undersn
Жаждешь рая? Получишь ад!
первое - юморное, а третье... третье правда жизни... голосую за них

2009-07-31 в 20:05 

We're gonna need a bigger boat!
3 и 5

2009-08-02 в 02:20 

Я голосую за 1-ое произведение и 3-е) :pozdr:
Насчёт четвёртого: Гравюры и фрески это одно время, а фотография совершенно другое. Вроде рассказывается, как я поняла, о времени прошлом, не о современном. Так что слово "фотография" не должно там находиться) Хотя, смотря какое время там?:hmm:

2009-08-05 в 19:47 

Не ждать
Кера
Рассказывается не о прошлом и не о современном. Это фэнтази, выдуманный мир (для героев - это настоящее), где я хочу видеть всё, что, на мой взгляд, красиво.
Не вижу ничего крамольного в смешивании фресок, гравюр и фотографий, особенно если вспомнить, как очаровательны фотографии конца 19 века. Кстати, фрески, может, и не так популярны в 21 веке, как раньше, но их все равно продолжают создавать, просто не всем об этом известно. Так что не я смешивала разные эпохи)) Повторюсь: это фэнтази, на мой взгляд, в фэнтази такой прием допустим)

2009-08-08 в 01:57 

Testament Undersn
Жаждешь рая? Получишь ад!
Валар Лоссэ, фэнтези бывает разного рода, так что вы правы, но согласитесь, более привычно будет видеть тот же самый мушкетон, чем что-то более современное) получается спецефически

2009-08-08 в 10:12 

Не ждать
Что плохого в непривычном и оригинальном? Я наполовину соглашусь.
Моей фантазии будет привычно, наверное, всё. А если это что-то новое, еще и за новизну автора похвалю, если, на мой взгляд, удачно в контекст впишется.

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

В гостях у Музы: поэзия и проза

главная